Posted by: Borderless Borderguard | June 11, 2007

mines along the borders

Границы Таджикистана и Узбекистана до сих пор заминированны

28.05.2007 10:19

Сегодня Центральная Азия из-за нашумевшей газовой сделки России, Туркмении, Казахстана и Узбекистана, проблем водопользования, интеграционных инициатив Казахстана и т.д. вновь привлекает к себе повышенное внимание. Однако, в тени этих ярких событий остается проблема противопехотных мин в регионе.

Как известно, наиболее проблемными вопросами международных отношений в Центральной Азии считаются таджикско-узбекские межгосударственные отношения, которые в постсоветский период не отличались особой стабильностью. На протяжении 15 лет в динамике отношений этих стран, несмотря на подписанный 15 июня 2000 года Договор о вечной дружбе, не фиксировалась фаза поступательного подъема. Сегодня все узлы таджикско-узбекских противоречий сконцентрированы на проблемах, связанных с таможенными барьерами, бесперебойным транспортным и транзитным сообщением, визовыми отношениями, водно-энергетической и экологической политикой и т.д. Однако для начала улучшения и урегулирования отношений между двумя тесно взаимосвязанными братскими странами необходимо урегулировать проблему разминирования Узбекистаном территорий по периметру государственной границы с Таджикистаном. Уже более семи лет западный участок государственной границы Таджикистана пребывает в состоянии некой “черной дыры” для местного населения. Дело в том, что еще в 1999-2000 годах, опасаясь проникновения экстремистов с территории Таджикистана, Узбекистан без уведомления своего соседа заминировал приграничные массивы. Узбекские власти исходили из того, что через неконтролируемую территорию в страну могли проникнуть радикальные группировки из числа Исламского Движения Узбекистана (ИДУ). Поэтому минирование территории вдоль неопределенной границы с Таджикистаном рассматривалось, с одной стороны, как барьер для проникновения боевиков, с другой – сложившее ся обстоятельство дало узбекским властям некий карт-бланш при ведении переговоров по делимитации и демаркации границы. Фиксированный “минами” географический массив не мог быть объектом для дальнейших переговоров по демаркации. Читатели, хорошо знающие Центральную Азию, могут себе представить делимитацию и демаркацию государственных границ в условиях этого региона. Как известно, вдоль некогда административно-хозяйственных границ региона испокон веков бок о бок жили люди, связанные кровным родством. После распада СССР эти границы в одночасье превратились в межгосударственные, а родственные узы были разделены противопехотными минами.

В виду того, что около 20% государственной границы между Таджикистаном и Узбекистаном все еще не определено на карте (не говоря о ее демаркации на местах), проблема минных полей обретает особую значимость в общественных дебатах в Таджикистане. Неопределенность линии границы между двумя государствами препятствует непосредственному разминированию опасных участков. В силу этого таджикские власти не располагают информацией о площади заминированной территории. Причем узбекская сторона отказывается передать формуляры заминированных участков и, как ни странно, ни разу не выходила на контакты, чтобы совместно решить минную проблему.

По некоторым экспертным данным, с 2000 года на участке таджикско-узбекской границы произошло около 70 взрывов, в результате которых пострадали 155 граждан Таджикистана, из них погиб 71 и ранены 84 человек. В числе пострадавших – 36 детей, из которых погибло 19. Население приграничных районов в основном занимается сельским хозяйством.

Как подчеркивают в Душанбе, несмотря на заверения узбекской стороны о разминировании участков в Сурхандарьинской области, проведение этой акции в одностороннем порядке без предварительного уведомления другой стороны не позволяет гарантировать безопасность граждан в этих районах. 18 июня 2004 года официальный представитель Узбекистана на встрече в рамках ОБСЕ заявил, что узбекская сторона готова разминировать террит ории на узбекско-таджикском и узбекско-киргизском участках границы. По заявлению другого представителя Узбекистана на встрече пограничных служб государств – участников СНГ, проведенной 20 октября 2005 года, в Сурхандарьинском направлении очищено около 20% заминированных участков. Впрочем, если эти меры и были приняты, то без уведомления международных наблюдателей. Выступая на очередном заседании Рабочей группы по вопросам разминирования Оттавской конвенции в апреле 2007 года, официальные представители Таджикистана выразили свою растущую обеспокоенность отсутствием прогресса на переговорах с Узбекистаном.

При этом, согласно признанным международным принципам и нормам, использование противопехотных мин в военных или иных целях запрещено. Еще в 1997 году сложилась коалиция стран (так называемая Оттавская группа), выступающая за запрещение противопехотных мин. Активная деятельность этой коалиции привела к подписанию в декабре 1997 года представителями 121 государства Конвенции о запрещении применения, накопления запасов, производства и передачи противопехотных мин и об их уничтожении, которая вступила в силу 1 марта 1999 года. Сегодня 153 государства мира являются участниками этого договора.

По некоторым оценкам, каждый месяц в мире от противопехотных мин погибают или получают увечья несколько сотен человек. В результате безответственного применения этого вида оружия затрудняется разминирование, становятся непригодными для использования огромные территории, замедляется экономическое развитие стран, участвующих в военных конфликтах, осложняется репатриация беженцев, обостряются социальные проблемы.

К сожалению, приходится констатировать, что таджикско-узбекский участок минных полей – не единственный в своем роде пример антигуманного отношения к людям. В годы гражданской войны в Таджикистане противопехотные мины нанесли огромный урон жизни и здоровью людей и экономике страны. С 1992 года по настоящее время, по неполным данным, в республике из-за взрыва на минах пострадало около 600 человек. Многие сельхозугодия вышли из оборота. Только за 2006 год пострадали 20 человек, 6 из них погибло, 14 получили ранения. Сегодня, по подсчетам экспертов, в Таджикистане осталось 25 млн. кв. м. заминированной территории, в 150 районах перманентно существует минная опасность. Власти Таджикистана и местные НПО при содействии международных посредников за последние годы очистили всего 500 тыс. кв. м, а взрывоопасных мин уничтожено в количестве 3200 шт. Несмотря на это на приграничных территориях в Таджикистане продолжает в мирное время гибнуть гражданское население. С сожалением можно констатировать, что никакие многосторонние императивы концепции коллективной безопасности (в рамках ОДКБ) и тем более концепции человеческой безопасности (в рамках ООН) пока не находят свое воплощение в Центральной Азии. Таджикские парламентарии на встрече с представителями ОБСЕ наряду с планами создания в Душанбе регионального Центра по пограничным вопросам предложили вынести “минный” вопрос на рассмотрение ПАСЕ. Факт ограничения передвижения мирных граждан (а не экстремистов) подобными методами говорит о продолжающемся отсутствии сообщества безопасности или, по крайней мере, о его незрелом состоянии. В таких условиях интеграционные идеи в регионе теряют всякий смысл, пока страны не начнут работу по трансформации региона в зону, свободную от противопехотных мин. Решением данной проблемы было бы активное сотрудничество соответствующих органов Узбекистана, Таджикистана, Киргизии и других стран при участии международных наблюдателей и представителей ООН, ОБСЕ и ОДКБ.


Responses

  1. very interesting. especially, if to take into account the fact that there was no meeting between uzbek and tajik presidents in frames of the CIS economic summit in saint-petersburg.

  2. I’d like to say I understood this post, but I would be lying. Am sure it was very interesting though.
    I’m not really sure what to say about borders. I never really thought of them being a problem – as a British citizen and an EU one I have never had any trouble crossing any. Having an Indonesian boyfriend has changed my perspective somewhat though and writing a thesis on European Identity has also led me to read a lot of literature on the fallacy and arbitrariness of national borders. In one week’s time I will be travelling with Ragil to Düsseldorf to pay 315€ for visitor’s visa to GB. I am extremely unimpressed that we have to pay so much so Ragil can visit my cousin’s wedding and come on holiday with my family. I really don’t think the British government has any right to demand such money from people wishing to visit the country. On the one hand I can understand the need to keep certain people out (those wishing to abuse the system or try to blow up the system) but I think the rest should be allowed in and out as they please, so long as they can prove they won’t scrounge off the state. For people entering a country to work I think they should all be allowed in if the job is there – I mean they pay taxes and as far as I am concerned they have as much right to be there as anyone else. I guess it isn’t that easy though. I would like to see a world without borders, but I guess it is a somewhat utopian fantasy – who knows what would happen if all borders were opened up. Maybe it would make the whole world a much nicer place, maybe it would lead to chaos.
    On a different note, I have just finished a fantastic book that deals with the issue of crossing borders, of identity and of intercultural communication. It is called Misadventure in the Middle East and is by Henry Hemming. It comes highly recommended.

  3. Превосходно!!!

  4. А где доказательства ?


Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

Categories

%d bloggers like this: